Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Павел Обухов. Воспоминания и истории коллег и друзей

Павел Обухов. Воспоминания и истории коллег и друзей

02.01.2017

Среди пассажиров находился корреспондент телеканала «Звезда» Павел Обухов – выпускник летнего потока Учебно-практических курсов «Бастион» по подготовке журналистов к работе в кризисных ситуациях, которые проводит Союз журналистов Москвы.

Скромный, улыбчивый Павел блестяще прошел весь курс обучения. Он с большим желанием и интересом выполнял все задания. Был любознателен, активен и вместе с тем скромен. По вечерам, когда все слушатели «Бастиона» буквально падали с ног от усталости – Паша учился танцевать cальсу в коридоре казарменного общежития. Как вспоминают его коллеги, однажды, в 2014 году, находясь под обстрелом на Украине, он не прерывал свой репортаж, даже когда осколки попадали в его каску.

Павел Обухов был самодостаточным человеком, талантливым журналистом, душой коллектива. Память о нем навсегда сохранится в сердцах нашего творческого Союза и в сердцах его коллег по «Бастиону».

Друзья и коллеги вспоминают Павла Обухова

*******

Светлана Чебан (РЕН-ТВ) 

«Душной весной четырнадцатого года в редакции новостей РЕН ТВ все громко смеялись. Большому начальнику пришло в голову отправить на пылающий восток Украины маленького мальчика Пашу Обухова. Ну просто другие отказались, а двадцатилетний Паша отказывать не умел. Потом руководство всех уровней кричало ему в трубку: «Обухов, дай нам войны! Нам от твоих репортажей не страшно!» И Паша делал, что мог, а именно: так забавно картинно пригибался в кадре под вполне себе настоящими пулями. Просто он не верил всерьез, что эти пули могут убить. И никто не верил. Потому в безопасной Москве над его репортажами громко смеялись. Ведь маленькие мальчики с прозрачными глазами не должны умирать, они просто не могут - таков закон жизни. И ты не умер тогда в этой украинской мясорубке…чтобы погибнуть сейчас в России, в самом теплом месте своего Дома под Новый Год вместе с другими маленькими мальчиками и доброй волшебницей доктором Лизой. Господи, сколько тысяч детских жизней она спасла! Паша Обухов, мне кажется я умру на месте, стоит лишь на миг представить, что сейчас чувствует твоя мама!»

*******

Юлия Одноколкина (знакомая)

«Нет таких слов, которые могут описать отсутствие у меня веры в произошедшее. У современных людей есть понятие «чужого горя», когда при беде в чужом доме, люди исчезают. Вот этот светлый, добрый, интеллигентнейший, душевный, невероятный парень, настоящий мужчина в свои 25, обладал абсолютно уникальным качеством-он умел сопереживать. Много лет назад, 29 июля 2012 года я встретила его на пути к папе, потерянная, растерянная, испуганная. И он сказал, что всегда-всегда могу к нему обратиться в любое время суток, рассказывал про подобные случаи в горячих точках с счастливым концом, писал почти каждый день, интересовался, как дела, присылал стихи и делился своими наблюдениями и мечтами на качелях рядом с домом. Любящий, заботливый, никогда не говорящий о своих серьёзных командировках маме… людей с душой такой широты, чистоты, профессионализмом и работы над собой такой мощи, сейчас единицы».

****** 

Nataly Sedmikraska

«Я познакомилась с Пашкой на съёмке, когда он был стажером на РЕНе, а я корром в РИАНе. Офисы через дорогу. Думала, снимаю эксклюзив. Фиг там…. Бросилась в глаза и навсегда запомнилась почему-то смешная его шевелюра. Он тогда еще не был стилягой. У Пашки очень красивые густые волосы. Только тогда напоминал он мне взъерошенного после купания воробушка и казался очень наивным… Все переживал за того парня - отличника из детдома, которого Герман Пятов упорно на наших глазах (а мы снимали на «скрытки») пытался пристроить в один московский колледж (потому что по закону должны), а директор никак не хотел и выдумывал причины, почему не примет на учебу способного пацана…. Я видела и обалдевала от того, как Пашка сочувствует детдомовцу, болеет за него, как не за себя даже, а как за кого-то очень близкого, родного. Столько в нем было наивности, света, сострадания…. Как он переживал из-за несправедливости к этому совершенно незнакомому, чужому парню из детдома. Тепло, свет, любовь, нежность, сочувствие, сопереживание - все в нем я почувствовала тогда, в первый день знакомства на съемке. И сегодня, читая строки от его близких, я понимаю, что Пашка не изменился. Он сохранил в себе вот это тепло и все время нес этот свет. Светлая память, Обухов».

*******

Алексей Звонарев (Коллега)

Как-то все это в голове не укладывается, я только сейчас мысли в кучу кое-как собрал. Простите за сумбур… О Пашке. Обухов Павел «Звони Обухову - он поедет». В видеоредакции РИА Новостей это кодовое слово спасения для всех выпускающих и шеф-редакторов, когда что-то где-то случается в самое неудобное и неурочное время. Такой наш аналог 911. «Ты можешь пока не знать, как зовут твоих коллег, но вот этот номер, будь добр, запиши прямо сейчас и наклей себе прямо на лоб», - говорят новым редакторам их старшие товарищи в следующий же миг после прохождения собеседования. Пашка безотказный. Пашка готов пахать. Ему очень хочется, чтобы его заметили и оценили по достоинству. У него амбиции. 

В 2 дня или 2 ночи - по первому звонку из редакции он едет к черту на рога и снимает. Он по полдня стоит на морозе возле всех московских судов, он разгребает десятки ДТП и тушит сотни пожаров, он знает каждый сантиметр Триумфальной площади докачельной эпохи огненных перфомансов имени Удальцова сотоварищи лучше стоящего там Владимира Маяковского. А потом после 100500 пожара он подходит такой и вываливает: «Слушайте, ну можно я уже каких-нибудь собачек сниму или выставку красивую? Ну надоели уже эти пожары и ДТП. Я умею, вы мне только дайте!» Романтик он. А еще после каждой своей съемки Пашка садится на мозг выпускающим: «Мы же делаем из этого сюжет?» Даже если сюжет делать не из чего. Есть корреспонденты, которым пофиг - лишь бы побыстрее уйти домой. Пашка из другой категории. За свои сюжеты и съемки, за свою проделанную работу, за каждую свою минуту в промерзшем или давно уснувшем городе он готов стоять горой. Он спорит, настаивает, ругается, доводит до белого каления выпускающих и шефов, но не сдается. Это порода такая журналистов. Очень хорошая порода по нынешним временам. 

А еще Пашка никогда не стесняется учиться. Если он чего-то не знает, не понимает или ему просто нужна поддержка, он всегда идет к нам за советом или рекомендацией. И мы, циничные зануды, придирающиеся к каждому слову, унылые козлы, у которых вечный аврал и дедлайн, советуем Пашке, вместе обсуждаем будущие сюжеты, требуем очередной синопсис, а потом вычитываем, правим, вычитываем, ругаемся… И вдруг среди этих бесконечных ЧП, ДТП и прочих аббревиатур возникает сюжет с выставки, написанный как будто другим человеком. И сияющий Пашка, стоящий над тобой. «Удивлен? А это я написал!» Он умеет удивлять. И учиться. А мы втихую шепчемся между собой: «Пашка хороооший!» И вместе хохочем над его незабываемой «карающей рукой экскаватора». И, конечно же, снова звоним ему ночью после очередного ЧП: «Пашка, собирайся на выезд!» Пашка! Не будет никакого прошедшего времени - ни в этом посте, ни вообще. Только «есть» и только «будет». Твоя улыбка и позитив - они навсегда.

*******

Александра Мамаева (Оператор ТРК «ЗВЕЗДА»)

«Человек невероятного позитива, который всегда улыбается при встрече. Однажды, мы дежурили ночью и на нефтеперерабатывающем заводе произошло ЧП. Паша пытался уговорить девушку пресс секретаря на интервью, а та была только после химического пилинга (на дворе ночь). Он приложил весь свой артистизм. Спел песню, прочел стих, прозу, даже станцевал. И все это было так легко исполнено, словно он так и живет».

****** Роман Паршинцев (Корреспондент Москва 24, бывший корреспондент ТРК «ЗВЕЗДА»)

«Пашке Обухову я всегда немного завидовал. Его энергии, креативу. Часто заходил на сайт «Звезды», чтобы посмотреть, что еще там напридумывал этот чертяка. Помню, как он входил в редакцию. Всегда стремительной. Походка - ступни развернуты, слегка вразвалочку - рубаха парень! Иногда с широкой открытой улыбкой ловил «краба». Или забегал озабоченный без тени улыбки на лице. Это значит он был весь по уши в материале. Корреспонденты обычно как дружат в редакции? Привет -привет. Всем некогда. То командировки, то редакционка срочная. Редко когда можно о чем-то поболтать. А дружить с ним хотелось, хотя он и младше на 12 лет. В нем сочетались одновременно юношеский задор и матерость уже опытного журналиста. Но вот чего не было, так это апломба, что он уже умеет все.

До «Звезды» работал на «Рене», там мы впервые и пересеклись. Он ездил в командировку на войну в осажденный Славянск. Помню эту бешеную картинку: Пашка бежит по городу, мимо остановки, куда только что угодил украинский снаряд, дым, крики вокруг, камера трясется и он бежит в каске с микрофоном, что-то непререставая говорит-кричит, и показывает рукой. Меня тогда до муражек пробрала его отчаянная смелость. Он часто говорил с напором, работая в кадре, перекрикивая порой то рев танка, то залпы орудий. Это уже на военных учениях. Или увлекал зрителей интригующими и ироночными стендапами, постоянно что-то придумывал нестандартное. И этот его прожигающий экран взгляд.

Он много летал, командировки за командировками по всем военным округам страны. Окунался в прорубь на Северном полюсе, десантировался вместе с Арктическими войсками на земле Франца Иосифа. Летом в углу корреспондентской его дожидался любимый скейт. Он входил, легко подбрасывал ногой доску, переворачивая в воздухе, вспрыгивал и катился на ней к выходу, на ходу бросив «Всем пока».

Когда только услышал про самолет и «Звезду», первая мысль - только бы не Пашка. Страшно вообще кого-то представить на этом месте, но все-же почему-то именно о нем подумалось сразу. Молод еще, будущее - все впереди, всего-то 25… Судьба беспощадно жестока к лучшим из нас, каким ты и был, наш Пашка. Ты навсегда останешься в наших сердцах улыбающимся, лохматым с удивленно распахнутыми глазами, сердцем, открытым такому несправедливому и глупому миру. Береги нас, наш Ангел».