Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

«Бастион» – альма-матер военкора

«Бастион» – альма-матер военкора

28.07.2016

                          
Наша группа передвигается в каком-то лесном массиве. Нас пятеро. Я, и еще четверо ребят-журналистов. Несколько минут назад нас обстреляли откуда-то справа. Дорога ужасная, местность напичкана «сюрпризами», пару минут назад мой коллега чудом заметил в траве «растяжку». Чтобы не делать крюк, нам пришлось залезть в глубокое болото и преодолевать его, практически, вплавь. Вся одежда промокла, ноги не слушаются. Но мы счастливы.

Еще пару часов назад мы сидели в каком-то мокром подвале, в жидкой грязи, с мешками на головах. Нас захватили в автобусе... Все случилось так стремительно, что никто даже не успел глазом моргнуть. Где-то сбоку бухнул взрыв, сразу за ним - несколько автоматных очередей, потом крики и какие-то люди в камуфляже, вооруженные автоматами, которые появились словно из ниоткуда. Всех повалили на пол, связали руки, надели мешки на голову и, построив в колонну, погнали всех, как стадо, куда-то прочь от нашего транспорта. В голове туман, дышать тяжело, ноги жутко сводит…

Слава Богу, что все это не «по-настоящему» - а лишь инсценировка, созданная настоящими профессионалами своего дела, специально для тех смельчаков, которые решились пройти «Бастион»  - учебно-практические курсы для журналистов, работающих в экстремальных ситуациях. Эта поистине уникальная программа, проводимая Союзом журналистов Москвы при поддержке  Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, спасла жизнь не одному десятку, а может и сотне, журналистов, работающих в «горячих точках» и местах, где бывает «жарко».



Основная тематика курсов – работа журналиста в зоне боевых действий, однако при этом здесь же им объясняют, что делать, если оказались в зоне техногенной аварии, природного катаклизма, массовых беспорядков и любой другой ситуации, в которой жизни человека может угрожать опасность. Широкий спектр тем курсов обеспечивается, в том числе, активной поддержкой со стороны ФСБ и НАК, МВД, МЧС, а также МИД.



«Бастион» существует с 2006 года, нынешний набор слушателей уже 15-й, а за все время учебу здесь прошли более 665 журналистов со всей России из самых разных СМИ.  

С самого начала у руководства Союза журналистов Москвы сложились великолепные рабочие отношения с Министерством обороны, которое обеспечило все необходимые условия для полного «погружения в тему». Журналисты, проходящие учебу, живут в армейских казармах, ходят строем, просыпаются, живут, едят и спят по расписанию и учатся культуре жизни в армейской среде, ведь большую часть своей работы они будут осуществлять в тесном взаимодействии с представителями силовых структур и поэтому должны говорить с ними на одном языке, понимать, как живут и чем дышат эти люди. В нынешнем году базой для «Бастиона» стала 4-я гвардейская танковая Кантемировская ордена Ленина Краснознаменная дивизия имени Ю.В. Андропова, расположенная в подмосковном Наро-Фоминске.



Программа курсов нацелена на то, чтобы максимально полно охватить все вопросы, касающиеся вопроса выживания в любых экстремальных ситуациях. Одна из профилирующих дисциплин – медицина, или, как сейчас модно говорить, экстремальная или тактическая медицина, суть которой - оказание первой помощи пострадавшему прямо на месте происшествия. Журналистов учили накладывать жгуты и повязки, делать искусственное дыхание, эвакуировать пострадавшего, и все это - в состоянии постоянного стресса, который они непременно будут испытывать, находясь где-нибудь в «горячей точке».

Инструктор по этой дисциплине, дай Бог ему здоровья, заложил все знания в наши головы настолько прочно, что, скорее всего, любой из слушателей, проснувшись ночью, без ошибки ответит, сколько раз нужно давить на грудь при искусственном дыхании и как оказать первую помощь при пневмотораксе. Немаловажный вопрос - медикаментозное обеспечение - собираясь в командировку в «горячую точку» нужно иметь с собой определенный «базовый набор» лекарств, чтобы из рабочего ритма вас не выбила банальная диарея или не свалила ангина, подхваченная от соседа по комнате. 



Помимо медицинской подготовки большое внимание было уделено психологии. Работа в экстремальной ситуации требует задействования большого количества, как физических, так и психологических ресурсов, и «на адреналине» мир вокруг крутится совсем с другой скоростью, и краски его выглядят совсем по-другому. Чтобы избежать нервного перенапряжения, апатии, депрессии и многих других неприятных и иногда опасных для организма состояний, необходимо владеть методиками саморегуляции.

Определенные алгоритмы работы со своим сознанием помогут в нужную минуту найти силы для работы, успокоиться или оказать нужную помощь своему коллеге, только что вышедшему из боя. Всему этому слушателей обучали профессионалы с многолетним опытом работы с представителями силовых структур. Еще один немаловажный блок вопросов — работа с коренным населением той страны, где собирается осуществлять свою работу сотрудник СМИ, здесь есть масса нюансов, начиная от религиозной принадлежности аборигенов до того, во что журналист будет одет. 

Вопросу внешнего вида, кстати, тоже уделили большое внимание, ведь даже на курсы многие приехали в одних шлепанцах, имея в запасе всего лишь пару футболок и одни штаны. Уже через пару дней, когда от проливных дождей все это промокло и упорно не хотело сохнуть, стало понятно, что экипироваться на работу надо, все-таки, по другому. Ведь в зоне боевых действий может не оказаться супермаркета, где можно докупить все необходимое. Кстати, для многих стало откровением, что на войне журналисту категорически запрещено одевать камуфляж, ведь в этом случае он будет причислен к комбатантам, и снайпер без зазрения совести пустит в него пулю, едва завидев в перекрестие оптического прицела фигурку в мультикаме или вудланде. 

Очень много «акулам пера» рассказывали о том, что такое плен, и с чем его, как говорится, едят. Захват в заложники - одна из самых страшных ситуация и одна из самых сложных тем этого курса, ведь человек в неволе начинает совсем по-другому ощущать действительность, полностью выпадая из привычной ему реальности. В рамках курса журналистам давали, как теорию этого вопроса, так и устраивали несколько практических занятий, в рамках которых инструктора, из числа действующих военнослужащих, насколько это возможно, сымитировали захват заложников, показав что может ожидать человека в такой ситуации. И интересное дело - даже когда ты понимаешь, что все это, по сути, игра - на душе все равно как-то очень не весло…

Кстати, среди тех, кто проводил эти занятия был и журналист, которому вопрос знаком не понаслышке — в ходе своей профессиональной деятельности он сам испытал на себе что такое плен, проведя долгих  113 дней в руках террористов – это журналист и  писатель  Николай Федорович Иванов. 

Практическая часть курсов вообще была богата на самые разнообразные занятия. Огромное внимание было уделено инженерно-саперной подготовке. Человек, работающий в зоне боевых действий, должен понимать, что любое пространство вокруг него, не обследованное саперами, следует считать заминированным. Армейские специалисты познакомили слушателей курсов с самыми распространёнными штатными и самодельными взрывными устройствами, объяснили принцип работы «адских машинок», в сжатой форме постарались объяснить основные алгоритмы обнаружения неприятных сюрпризов, а также на практике показали, что из себя представляет взрыв. Конечно, полномасштабной войны никто не устраивал, но несколько квадратных метров земли в этот день, в буквальном смысле, взлетело на воздух. Следует заметить, что это были всего лишь имитационные мины, имеющие пониженные характеристики ударной волны, и совсем не имеющие поражающих элементов. Стоит ли говорить, что на войне все будет совсем по-другому…



Абсолютно непередаваемые ощущения все журналисты получили во время «обкатки техникой». «Акулы пера», окунувшиеся в горнило первой и второй Чеченских кампаний, знают, что в ходе боевых действий журналисты выполняют свою работу, зачастую, под прикрытием разнообразной военной техники. Разумеется, танки водить журналистов не собирались учить, но понимать, что такое боевая машина и с чем ее «едят», должны все. В этом плане, очень показательна была поездка на БМП – великолепная машинка – однако поездка внутри нее сравнима с «покатушками» внутри центрифуги – болтает так, что если не одеть шлем или бронежилет - тяжелые травмы просто неизбежны. Понимание таких нюансов способно значительно упросить выполнение профессиональных обязанностей на войне. Также важно понимать, как правильно двигаться, не внутри техники, а снаружи – под ее прикрытием. Эту науку пишущая и снимающая братия постигала, буквально, по колено в жидкой грязи, под стрекот автоматов. Ну и, самый захватывающий аттракцион – «обкатка» танком. Т-80 - одна из самых грозных, на сегодняшний день, боевых машин и когда это бронированное чудовище, весом более 40 тонн, проезжает прямо над твоей головой и обдает горячим жаром движка - кровь в жилах бурлит по-новому!

Несмотря на то, что основное направление курсов «Бастион» - обучение журналистов работе в зоне боевых действий, в процессе учебы специалистам СМИ дают и общее понимание того, что делать в случае массовых беспорядков, стихийных бедствий, или техногенных катастроф. Сотрудники ОМОН показали, что делать,  если обычный митинг перерастает в массовый беспорядок, и как вести себя, чтобы не попасть, ни под бутылку с горючей смесью, ни под дубинку самих сотрудников правоохранительных органов. Большую экспозицию привезли и спасатели из МЧС – журналистов учили пользоваться некоторыми инструментами, а также показали, что такое огнеупорный костюм и как ходить по охваченной пожаром комнате.  

  

А еще было огромное количество семинаров, творческих  встреч с действующими военными корреспондентами и масса мероприятий, побывать на которых было огромным счастьем для всех присутствующих.  

Работа в экстремальных ситуациях, будь то военный конфликт или землетрясение – это сложная работа, которая требует полной концентрации всех сил. И тут, как и в любой другой деятельности – работать должны профессионалы. Здесь уже некогда учиться и постигать азы – в таких ситуациях будут работать только рефлексы, отточенные до автоматизма. И именно такие рефлексы закладывают в голову всякого, пришедшего на «Бастион». Конечно, это не гарантия и не панацея, но, все-таки, старую мудрость никто не отменял - «предупрежден - значит вооружен!» 

Автор текста и фотографий - КОНСТАНТИН ЛАЗАРЕВ, фотокорреспондент газеты "Спецназ России"