Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Вне зоны комфорта

Вне зоны комфорта

21.10.2016

На курсах спецподготовки «Бастион» журналистов учили вставать в 6 утра, ходить в бронежилетах и прятаться от танка в окопе.

Пожалуй, это было одно из самых запомнившихся и оставивших глубочайший след в моей душе приключений. Профессия журналиста тем и хороша, что можно испытать себя в разных ролях, побывать в разных местах, познакомиться с интересными людьми и зачастую понять, на что ты способна.

Сережки, браслеты и обувь на каблуках под запретом

Как известно, представителям СМИ нередко приходится работать в условиях чрезвычайных происшествий: на местах пожаров, дорожно-транспортных происшествий, взрывов, наводнений, крушений самолетов… Еще в зонах боевых действий. С одной стороны, репортеры должны думать о своей прямой работе, о добыче информации, хорошем кадре, необходимых комментариях. А еще - о людях, которые потеряли близких или серьезно пострадали сами. Но с другой - не мешать работать сотрудникам различных служб и ведомств.

Это лишь малая часть того, чему учат на курсах экстремальной журналистики «Бастион». Они проводятся с 2010 года. Организаторы и идейные вдохновители - Союз журналистов Москвы и Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Незаменимый помощник - Министерство обороны, ведомство каждый раз любезно предоставляет место для проведения курсов, определенную воинскую часть. Очередной поток «Бастиона», стать слушателем которого мне выпала счастливая возможность, проходил на базе 138-й Гвардейской Красносельской ордена Ленина Краснознаменной отдельной мотострелковой бригады, что расположена в Ленинградской области. Наши преподаватели - сотрудники МВД, Национального антитеррористического комитета, ФСБ, МЧС, МИДа, Красного Креста, Московского центра защиты от стресса, военные врачи, психологи, действующие военные журналисты.

Стоит отметить, это единственные подобные и бесплатные курсы в нашей стране. Они созданы с учетом опыта британской компании «Центурион», которая также обучает журналистов. Правда, заграничные курсы обойдутся каждому представителю СМИ в несколько тысяч долларов.

Еще до отъезда на «Бастион» организаторы предупредили (да и участники прошлых потоков немало писали об этом в Сети), что многие занятия проводятся в полевых условиях, поэтому одежда должна быть соответствующая. А еще - никаких сережек, цепочек, браслетов и длинного маникюра. Потом все мы поняли, почему так...

Привыкали к армейском у распорядку

На курсе нас собралось 30 человек из Москвы, Санкт-Петербурга, Республики Коми, Архангельской, Калининградской и Ленинградской областей, Мурманска, Иваново, Пскова, а также Казахстана.

Курсантов напутствовали добрым словом. Первый секретарь Союза журналистов Москвы Людмила Щербина отметила, что курсы прошли уже 665 человек практически из всех регионов России. И это радует, медийное сообщество становится ближе к армии, с представителями которой, как известно, работать порой очень непросто.

А представитель Минобороны РФ Олег Юшков заявил, что «Бастион» проводится в том числе для того, чтобы, отправляясь работать в горячую точку, корреспондент не путал такую поездку с миланским показом моды. И это не просто шутки. Были прецеденты, когда в район боевых действий являлись журналистки на каблуках, в шляпке, да еще и набравшие с собой несколько чемоданов нарядов.

Журналисты - народ творческий и в большинстве своем недолюбливающий ограничений свободы, свойственных для той же армии. Однако пришлось подчиняться, все-таки люди в погонах здесь хозяева, а мы - гости. Добравшись до места назначения, нам всем пришлось вспомнить (а кому-то и вовсе освоить), что значит ходить строем, строиться в шеренгу или колонну, что такое «правое плечо вперед» и в какую сторону поворачиваться по команде «кругом». А кто-то и вовсе путал «право» и «лево». Наши преподаватели-офицеры лишь снисходительно улыбались, вспоминая историческую фразу про сено и солому…

Первые курсанты «Бастиона» жили вместе в одной казарме. Нам в этом плане повезло: у нас были трехместные комнаты, горячая вода и стиральная машинка. В общем, добротные условия для жизни.

А дальше… Подъем в 6 утра, в 6.10 - построение и выход на утреннюю зарядку. Именно так - 10 минут на то, чтобы умыться, одеться и встать в строй. Мозг после сна еще плохо соображает. Поэтому действуешь рефлекторно. На улице прохладно, сыро, еще не рассвело, а мы бежим вокруг плаца. Круг, второй… Потом разминка, снова бег и занятия на снарядах уличного спортивного городка. Такая нагрузка совершенно непривычна для большинства курсантов, однако нужно справляться, чтобы размяться перед практическими занятиями.

И неважно, что граната учебная

Наш путь лежит на полигон, там будем осваивать азы боевой подготовки. Без чего не может работать журналист на войне? Правильно! Без бронежилета и каски. Облачаемся в увесистую экипировку, в которой и стоять-то сложновато, не то что бегать…

На полигоне отрабатывается ситуация, когда корреспондентам приходится укрываться за бронированный тягач, как за щит, и идти, чуть присев и втянув в плечи голову. Именно так зачастую перемещаются корреспонденты, работающие в зоне военных действий. То справа, то слева ведется обстрел. Слышим выстрелы слева, не теряя ни секунды, перемещаемся за правый борт тягача. Гусеницы «плюются» землей в лицо, но разве это важно, если в любой момент ты можешь получить свинец в голову, хоть сейчас это и условно? Вообще, в ходе учений очень важно погружаться в ситуацию, не считая ее просто игрой. В определенный момент эти навыки могут спасти жизнь. Если летит граната, то падаем на землю, не думая о потенциально разбитых коленках или возможности испачкать куртку в грязи. И неважно, что граната учебная. Нас учили каждую минуту быть готовыми к непредвиденным опасностям, а еще - бороться с собственными страхами.

Открытый перелом. Условный, но очень реалистичный

В них нет недостатка. Например, выдержать испытание танком. Это когда ты сидишь в окопе, а прямо над тобой проезжает многотонный танк. Мы по очереди забирались в вырытую яму, как можно ниже пригибали голову и с ужасом ожидали грохота гусениц сверху. В такие моменты умом понимаешь, что окоп глубокий, танкист профессионал, да и вообще у организаторов нет задачи нас убить или покалечить, но все же волнение унять не получалось. Сразу лезут всякие глупые мысли в голову: «А вдруг гусеницей заденет? А вдруг земля не выдержит веса? А вдруг сейчас что-то пойдет не так? А вдруг… А вдруг…».

Однако на этом «нервотрепка» не закончилась. В окоп залез один из наших наставников-военных. Как только грохочущая машина отъехала, из ямы раздался пронзительный крик: «Помогите! Ранен! Больно!». Пара секунд ушла на то, чтобы понять: ранен не по-настоящему. Но стоит отдать должное - стонал он очень эффектно. Под разодранной штаниной красовалась «рана», имитирующая открытый перелом с большой кровопотерей. Признаюсь, что в тот раз мы растерялись и не смогли оказать полноценную первую помощь. Зато усвоили урок, и, забегая вперед, скажу, что до самого окончания курсов нам было стыдно, что не спасли, хоть и условно раненого, своего товарища.

Екатерина Богданова, vmnews.ru