Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Вечная Клара и Дагестан

10.12.2012

Но дольше недели тяжело. Без стиральной машинки, туалета и ванны, и воду носить, и посуду мыть в тазике.

Там в селе, Патя привела меня в дом, который в 60-х купила московская художница Клара Власова. Куда приезжала много лет – работать. Куда ездили к ней в гости художники со всей России. Но где последние 16 лет никто не жил.

Дому сильно за сто.

На первом этаже помещения не жилые – раньше там держали животных. На втором видно, что когда-то было хорошо. Из окон прекрасный вид на долину…Только самих окон нет. Нет даже рам. Полы сильно загажены птичьим пометом – хоть лопатами греби и огороды удобряй. Правда, в одной маленькой комнатке с очагом сохранились ставни. Я открываю сундук, нахожу там много детских рисунков – Клара Филипповна учила местных детей рисовать. Еще там было ватное одеяло. Валялся стул. Железная кровать с сеткой. На полке банка из-под монпансье 80 какого-то года выпуска. Собственно и все…
Возвращаюсь домой, и почти сразу раздается звонок Клары Филипповны: я еду в свой дом – в Чох.

 - Нет-нет-нет! – кричу я. Вы там не сможете! Там нет рам!

- Да? – Клара Филиповна немного помолчала… - Тогда я куплю много целлофана…И Ролтон…



 384021_3765257612248_1913252183_n

Я не смогла ее отговорить.

 Я только что жила в селе в современном доме, с крашеными полами, прекрасной застекленной верандой, спала на перине, на чистой постели… И все таки за неделю страшно устала от сельской жизни. Клара Филипповна собиралась там жить все лето, причем все время писать. Везла с собой холсты, подрамники, краски и ждали ее горы помета и дыры вместо окон…И ей не 36, 86 лет.

Я много чего могу представить. Добросовестно пытаюсь поставить себя на чье-то место, понять, что человек чувствует…

А на этот раз у меня ничего не получается. Клара Филипповна опровергла мои представления о старости. И о многом вообще…

Когда я думаю, как маленькая старушка лежит там на этой продавленной сетке...Под старым ватным одеялом…

Когда я начинаю ее, старости бояться, то сразу вспоминаю про Власову Клару.

548627_3754308858536_118298872_n

Мы с ней подружились после первого же интервью. Во время которого она умудрилась узнать о моей жизни больше, чем я о ее. Не из вежливости. Ей было интересно! Как я потом поняла, ей интересна сама жизнь и многое в ней. Любопытство - один из стопудовых рецептов вечной молодости.

Клара Филиповна расспрашивала меня про детей, быт, шмыт, деньги, мужчин… И я не знаю как и почему, но в свои сильно за 80 она разговаривает на равных, оперирует как бы современными словами и понятиями. И по мироощущению своему – моложе меня. И хотя моложе меня быть уже не трудно, но ей 86!

Стала приглашать в гости, мы стали иногда захаживать в мастерскую рядом с Белорусским вокзалом. Принесешь коробку конфет, а она ее прям чуть ли не насильно тут же Асе скормит…И еще курицу гриль и печенье курабье. Обязательно.
И еще она взялась учить Асю рисовать. Возьмет фанерную досточку, найдет немного смятую бумагу для акварели, старенький карандаш и вот - минут через 1-15 перед нами картина с перспективой, или натурморт, или портрет.

DSC01259

Перезваниваться стали. Как то естественно, само собой. Когда я долго не звонила сама, Клара Филипповна осторожно звякала и спрашивала все ли у меня в порядке.

И это не были обиженные старушечьи долгие разговоры. Она страшно занята – у нее выставки – по Москве и по России, ученики, новые работы…Просто почему-то она стала беспокоиться за меня. И периодически намекать, что в принципе у нее всегда можно занять денег.

Ростом она сейчас с мою Асю. Ее хочется на руках переносить.

Выросла на Тверской, окончила Московскую среднюю художественную школу (МСХШ) для особо одаренных детей, а потом Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова (мастерская С.В. Герасимова). В эвакуацию ездила именно с курсом. Потом много работы, выставок, поездок - тоже рабочих.

В официальной биографии написано: «стала выразителем живой истории Московского Cоюза художников».

И еще, что ее произведения «есть во многих музеях и частных коллекциях нашей страны и за рубежом – в Японии, Германии, Франции, Голландии, Чехии, Словакии, Америке, Венесуэле и других странах».

И еще: «одна из тех, кто сформировал художественную школу нашей страны во второй половине XX века». И «много работала с художниками старшего поколения». Грабарь ее выделял.

И вот, представьте, в расцвете всех своих сил она приезжает на творческую дачу. Встречает там дагестанского художника Омара Ефимова, который сразу делает ей предложение. Ошалев от такого стремительного развития событий, она пытается подойти к вопросу рационально: а что, собственно, ты можешь мне предложить? На что он отвечает, что мол, поехали со мной на родину, увидишь как там красиво! После этой поездки она за него вышла.

Стала писать Дагестан. А потом купила старинный дом в легендарном Чохе. И каждое лето ездила туда работать. Сначала с мужем, потом одна. Подружилась с сельчанами. Несколько раз дом ремонтировала.

Потихоньку состарилась. Отвыкла. И последние 16 лет в Чохе не была.

И так, с грустью замечала, что мол, наверное, уже и не доведется…

И даже о том, что болеет, она говорила, как и о всех своих бедах – между прочим.

«Да я, Полиночка, знаешь – приболела. В больницу говорят, ложись. А так не хочется…»

293072_3754313458651_1078219094_n

Но с болезнями она справилась. И вот этот звонок – «Еду в Чох». И на все мои аргументы про тяжелый быт, Клара Филиповна отвечала – «последний раз в жизни – съезжу…»

«Все будет отлично. Не беспокойся и не приходи на вокзал– Чутуевы меня встретят!»

Как будто главное, чтобы я не беспокоилась.

После прошлогодней поездки в московском Доме национальностей была выставка из старых и новых полотен Власовой. Дагестан на них – бесконечно солнечная страна, населенная красивыми, особенными, мужественными людьми. Любовь к цвету и свету, характерная для московской школы живописи, проявляется тут во всей полноте и яркости. И с каждого ее холста проглядывает редкое умение относиться к людям с добротой и безусловной дружбой, а к жизни – с доверием и благодарностью.

А еще ей вручили документ, подтверждающий присвоение ей звания Заслуженного художника Республики Дагестан. И она этим званием очень гордится.

 И надо же – та поездка оказалась не последней. Это лето Клара Филипповна снова провела в Чохе, в доме с окнами, затянутыми целлофаном.

Смотрю на ее фотографии – в калошах и в том же жилете, что в своей мастерской на ленинградке (и на вручении званий). Но как органично!

 421210_3754314098667_1829258845_n

564099_3754312938638_2101167848_n
И вот, ЗАВТРА там, в ЧОХе состоится открытие ее выставки.

Организовала ее чудесная Зарема Дадаева (о ней задумана иллюстрированная повесть).

Каталог уже готов.

ПОЕЗЖАЙТЕ туда все…Посмотрите на нее.

Это же беспрецедентная штука

Осенние горы, древний Чох, настоящая живопись…

 564701_3765253452144_1058334550_n

229365_3765255892205_1127438667_n

Источник: polina-polinka.livejournal