Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Вне зоны комфорта. Что тянет журналистов в горячие точки?

Вне зоны комфорта. Что тянет журналистов в горячие точки?

27.10.2016

Кто может лучше и правдивее рассказать о работе журналиста в горячих точках? Только тот, кто сам побывал в зоне военных конфликтов. Например, корреспондент телеканала «ТВ Центр» Петр Вершинин. В один из дней он приехал на «Бастион» пообщаться с курсантами.

Эфир никто не отменял

- Вам нравится снимать сюжеты, когда они связаны с риском? - поинтересовалась я.

- Сказать «нет» было бы враньем, - ответил Петр. - Каждый журналист в чем-то эгоистичен. И в своей работе он обязательно кому-то что-то хочет доказать, порой - самому себе.

- В различных опасных ситуациях никогда не было мысли: «Зачем мне все это»?

- Когда происходит что-то такое, не сразу и понимаешь до конца. А после чувствуешь страх, но уже  не за себя, а за родных, которые могут это увидеть. Поэтому первым делом звоню близким: «Со мной все в порядке».

И не зря, ведь во время работы далеко не всегда все идет гладко. Прошлой осенью Петр и его коллеги, работавшие в тот момент в Сирии, попали под обстрел террористов. По машинам с журналистами был открыт огонь. Снаряд взорвался рядом с автомобилем. Из пяти человек двое не пострадали, двое получили контузию и еще один - осколочные ранения. Но работу никто не прекратил. Четыре  километра с техникой и в бронежилетах шли пешком, а затем все выдали в эфир отснятые сюжеты.

Если эту ситуацию заранее предугадать было невозможно, то к борьбе с проблемами со здоровьем нужно быть готовым. Заболел на войне - ты не работник. Вершинин, к примеру, вспомнил случай, когда у оператора из-за аллергии начались проблемы со зрением. Тогда помог самый простейший взятый с собой препарат. А если бы его не было? Идти по сирийским аптекам в поисках нужного лекарства? Это вряд ли. Так что все самое необходимое должно быть с собой.

Надпись «Пресса» не гарантирует безопасность

Корреспондент телеканала Russia Today Максим Сиротин тоже приехал на наш поток «Бастиона». К слову, в свое время он обучался на этих курсах и в этот раз наравне со всеми участвовал во многих практических занятиях.

- Ребята, каждый из вас, если не уверен в своих возможностях, обязан найти в себе силы сказать «нет» работе в горячих точках, - говорит Максим. - Все-таки это война.

Сам Сиротин не раз бывал в районах боевых действий и доподлинно знает многие специфические премудрости.  Одежда и обувь должны быть практичными и неброскими (быстросохнущие штаны, спортивные ботинки, неопреновые носки), рюкзак - вместительным, но не громадным. Никогда нельзя оставлять свои вещи без присмотра, их вообще лучше не снимать с себя. Рассчитывать необходимо только на собственные силы. Если взять с собой штатив для камеры невозможно, снимают без него.

Если говорить о синих касках и бронежилетах с надписью «Пресса», то, к сожалению, в последнее время они перестали служить гарантом безопасности журналиста. В некоторых случаях они, наоборот, могут спровоцировать вооруженных людей, поэтому многие корреспонденты перешли на черный цвет. Главное, чтобы в одежде не было цветов камуфляжа. Иначе репортера посчитают военным, убьют и лишь потом будут (или вовсе не будут) разбираться.

- И никогда, - повторяли нам наши наставники, - запомните: никогда не берите  в руки оружие! В этом случае журналист автоматически теряет статус гражданского лица, а вместе с этим - защиту.

- Если ездишь в горячие точки, нужно привыкнуть к тому, что вас будет окружать смерть, - говорит еще один военный журналист Russia Today Роман Косарев. Кстати, именно он тогда был вместе с Петром Вершининым в Сирии и получил серьезную контузию. - Но полностью привыкнуть к этому невозможно. Зачем я там работаю? Мне важно доносить до людей правду, передавать то, что вижу собственными глазами. Главное - не попасть в плен.

113 дней плена

На курсах удалось поговорить и с теми, кто смог выжить в плену. Николай Иванов, полковник в отставке, военный корреспондент, писатель. В 1996 году в Чечне его захватили в плен, который продолжался четыре долгих мучительных месяца. Иванова освободили в результате спецоперации.

- Нас было трое в яме, - вспоминает Николай Федорович. - Били? Да, конечно. Сначала у меня были мысли как-то оттуда сбежать, но потом мне сказали: мол, мы знаем, где живет твоя семья, твои дети. Я сказал: «Можете убирать «растяжку», я отсюда никуда не убегу».

Неимоверными усилиями пленники пытались выживать: боролись с нашествием мышей, замерзали после дождей, стоя по колени в воде, голодали… Порой им в яму кидали тлеющие угли, обрывки одеял. Этим и грелись. Из пачки сигарет соорудили календарик, чтобы не потерять счет дням и попросту не сойти с ума. А еще ежедневно ждали расправы. Рассказать в трех словах об этом невозможно. Подробно те 113 дней Николай Иванов описал в своей книге «Вхoд в плен бесплатный, или Расстрелять в ноябре».

- Если сразу не убили, значит, есть шанс выжить, - сказал нам полковник.

ОМОН против футбольных хулиганов

Учили нас работать и в обстановке уличных беспорядков. Специально для этого в часть  приехали бойцы ОМОНа. Все вышло весьма реалистично. Мы, то есть журналисты, и солдаты-срочники изображали футбольных хулиганов: кричали что-то про нашу любимую команду «Зубило», оскорбляли полицейских, пинали их по щитам, кидались тем, что попадалось под руку. В общем, всеми силами нарушали общественный порядок. Когда по-хорошему с нами договориться полицейские не смогли, они стали действовать иначе: быстро, жестко и очень эффективно. Бойцы окружили толпу «хулиганов» и начали по одному вытаскивать оттуда самых задиристых. Мы взялись под руки и до последнего пытались «держать строй». Однако противостоять вооруженным людям в бронежилетах и касках - задача сверхсложная. Когда тебя схватили, лучше не сопротивляться, иначе будет очень больно. Скручивать руки за спину у бойцов получается мгновенно.

Ошибка многих сотрудников СМИ в зоне уличных беспорядков - лезть снимать в толпу. Это не только опасно, но и очень осложняет работу силовиков. Кстати, то же касается обычных людей: видите агрессивное скопление народа - уходите оттуда.

Екатерина Богданова, Вечерний Мурманск