Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Стокгольмский синдром

08.11.2012

 

Авторство термина "стокгольмский синдром" приписывают криминалисту Нильсу Бейероту, который ввёл его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года: 23 августа 1973 года бежавший из тюрьмы Ян Эрик Улссон в одиночку захватил банк "Kreditbanken" (Стокгольм, Швеция), ранив одного полицейского и взяв в заложники четверых работников банка. Позже по требованию Улссона, полиция доставила в банк его сокамерника — Кларка Улофссона.
Механизм психологической защиты, лежащий в основе стокгольмского синдрома, был впервые описан Анной Фрейд в 1936 году, когда и получил название "идентификация с агрессором". Проще говоря, это сильная эмоциональная привязанность к тому, кто угрожал и был готов убить, но не осуществил угроз.
При появлении любой негативной ситуации человек реагирует сперва бессознательно, и только потом — сознательно. Первый этап реакции выполняет охранные, защитные функции. Задача подсознания состоит в том, чтобы боль никогда не повторилась, и с этой задачей подсознание справляется очень хорошо, часто даже избыточно.
Например: "я ни на что не способен" — типичная защитная реакция на неудачу. Для подсознания любая попытка достичь успеха — та собака, которая кусается. Нет попыток — нет и горечи поражения и разочарований. Я не верю в любовь, я не верю в дружбу и т.д.
В перечисленных случаях человек может впоследствии взять сознательный курс на избавление от привязанностей, а может пережить потерю иначе, но этот выбор зависит от самого человека.
Случай стокгольмского синдрома — особый, так как терроризм не зависит от человека. Бессознательная психологическая защита ставит задачу: эта психологическая травма не должна повториться. И тогда мы получаем два варианта: тяжелую социальную фобию или реакцию иррациональной симпатии к террористу, причём второй вариант более надёжен, т.к. он не только исключает повторение ситуации в принципе, но и как бы нивелирует саму ситуацию.
В психоаналитическом процессе часто выясняется, что стремление к риску или переживанию острых ощущений — это бессознательная сверхкомпенсация острого чувства страха. В таких случаях человек лезет на крышу, прыгает с парашютом именно потому, что в первооснове его действия лежит сильный страх перед высотой. Подсознанию все время нужны новые и новые доказательства того, что нет никакой причины и пищи для страха.
 
Источник - http://colour-outside-the-lines.diary.ru/p182374243.htm