Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Оскорбление, вносящее ясность. Как России извлечь выгоду из "магнитских списков"

20.11.2012

 

Соответственно само по себе наличие этого списка можно было бы приветствовать, если бы не одна подробность: он крайне унизителен для нашей страны. Унизителен даже не потому, что кто-то присвоил себе право определять, хорошо ли ведут себя наши чиновники, сколько потому, что нам таким образом фактически запрещено отстаивать свои интересы.
Ни для кого (из числа тех, кто интересовался этим делом) не секрет: собственно Магнитский был адвокатом у достаточно простого — хотя и очень крупномасштабного — спекулянта, манипулировавшего разнообразными дырками в отечественном законодательстве, и попал в тюрьму, в общем-то, в связи с этими дырками, а не потому что раскрыл каких-то жуликов в самой полиции (тогда ещё милиции). Арест Магнитского был, вообще говоря, совершенно правомерным. А сейчас пытаются представить дело так, будто бы его арестовали не по делу и закрыли для того, чтобы таким способом скрыть какие-то собственно милицейские пакости. Соответственно и смерть Магнитского в следственном изоляторе — никак не попытка убрать нежелательного свидетеля. Искажение подлинной картины позволяет использовать список Магнитского, в конечном счёте, как средство блокировать нашу активность в плане защиты своих интересов: в самом деле, кто помешает объявить ещё какого-нибудь мелкого мошенника светочем честности, а его смерть — преступлением очередного российскоо чиновника, неудобного американским надзирателям?
Конечно, среди государственных служащих Российской Федерации — как и любой другой страны — есть и преступники. Но с нашими преступниками нам самим и надлежит разбираться. Всякий чужой дядя, изображающий активность на этом поприще, тем самым показывает, что вообще не ставит ни в грош нашу страну в целом, а не только нашу правоохранительную систему.
Итак, совершенно независимо от того, что список Магнитского может быть нам полезен как инструмент нашей собственной внутренней политики, всё равно мириться с его существованием неприемлемо для нас самих.