Бастион

"Бастион" - это курсы спецподготовки журналистов, работающих в экстремальных условиях и горячих точках.

Об «идеологии» терроризма и почитании террористов

23.11.2012

 

 
Несостоявшийся краковский террорист: польский Брейвик или Гай Фокс?
 
Какой и кому даёт сигнал террорист, действуя, - неважно в Тель-Авиве, в Беслане или в Москве? - сигнал понятный: это сигнал его спонсорам, что он - успешный террорист; это сигнал тем, кем он командует, что он - влиятельный и сильный террорист.
Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.
 
 
Вчера новостные программы и ленты мировых информагентств были переполнены сообщениями о взрыве пассажирского автобуса в Тель-Авиве. Теракт поставил на грань срыва едва брезжившую надежду на мирное урегулирование конфликта и едва не сделал необратимой наземную фазу израильской операции «Облачный столп». (На что, вполне вероятно, и был рассчитан.)
 
Однако стоит вернуться на несколько дней назад, когда ленты и новостные программы - прежде всего, польские, но также и все мировые, в том числе украинские и российские сообщали о том, что в Польше раскрыта совершенно реальная подготовка покушения одновременно на всё руководство страны.
 
45-летний сотрудник Краковского сельскохозяйственного университета Брунон (Бруно) К. собрал четыре тонны взрывчатых веществ и намеревался взорвать польский Сейм - вероятнее всего, 11 ноября, в День независимости республики - убив и депутатов, и президента, и членов правительства, и многих других участвующих по протоколу официальных лиц.
 
 
Идеология «Брейвиков»
 
Пресса сразу же окрестила Брунона К. «польским Брейвиком» - тем более, что он то ли водил знакомство с норвежским массовым убийцей, то ли состоял с ним в переписке. И уж точно, как сообщают СМИ, принял его как образец для подражания.
 
Весьма возможно так оно и есть - в том, что касается их общей идеологии. «По его собственным словам, он придерживается антигосударственных и антисемитских взглядов», - сообщил прокурор Мариуш Красон. В сходном духе излагал своё «кредо» недавний «русский Брейвик» - Дмитрий Виноградов. Тот начал свой лаконичный манифест претенциозным: «Я ненавижу человеческое общество и мне противно быть его частью!»
 
В конечном счёте все эти (как и прочие, аналогичные) псевдоидеологические манифестации сводятся к «сочинению», которое в муках творчества составил персонаж Александра Грина из рассказа, опубликованного ровно сто лет назад:
 
- Все вы - мальчишки передо мной.
Он порылся в карманах, вытащил смятую, засаленную бумажку и начал читать с тупым самодовольством простолюдина, научившегося водить пером:
"Сочинение Блюма. О людях. Следует убивать всех, которые веселые от рождения. Имеющие пристрастие к чему-либо должны быть уничтожены. Все, которые имеют зацепку в жизни, должны быть убиты»...
 
И так далее. Таким образом, что касается идеологии, - то в своей базовой, можно даже сказать - генетической и психосоциальной основе - она, несомненно, едина и у Брейвика, и у Виноградова, и у Брунона К.
 
Однако технология и несостоявшаяся «практика» Брунона радикально отлична от его, т.с., «коллег». И должна она была бы напоминать о совсем другом теракте. Довольно давнем и, тем не менее, очень хорошо известном. И тоже, кстати говоря, не состоявшемся.
 
 
«Пороховой заговор» Гая Фокса
 
Годовщину разоблачения «Порохового заговора» (5 ноября 1605 года) до сих пор традиционно отмечают во всём Объединённом Королевстве и во многих англосаксонских странах (а до 1859 года отмечали - по особому постановлению парламента). При этом чучело Гая Фокса сжигают на костре и поют благодарственную молитву:
 
Помню не зря
пятый день ноября
и заговор пороховой.
Проходят века,
но грусть и тоска
всегда остаются со мной.
 
Затевали заговорщики не более и не менее, как взорвать парламент во время произнесения тронной речи короля Якова I. При взрыве бочек пороха, заложенных в подвале примыкающего здания, должны были погибнуть король со свитой, члены обеих палат (и лорды и общины), верховные представители судебной власти, а также все, кому было бы положено присутствовать по должности или кто сумел правдами и неправдами просочиться на торжественное мероприятие.
 
При столь вопиющем сходстве методов и ожидаемых последствий этих, по счастью, не состоявшихся событий, в сводках новостей о краковском Бруноне никто и не вспомнил о Гае Фоксе и его заговоре. Только о Брейвике. Оно и понятно. Фокс и его соратники - это же не какие-то ущербные по жизни и от того свихнувшиеся психопаты. Нет, за ними стояли политические программы - не чета писаниям Виноградова или гриновского Блюма. Это была серьёзная политическая борьба за реставрацию в Британии католицизма или укрепление в ней протестантского (англиканского) вероисповедания. Фактически - за то, к кому примкнёт королевство: к антигабсбургской коалиции или к мировой державе испанских и австрийских Габсбургов. Речь шла об интересах всех тогдашних мировых держав.
 
Более того, в 2006 году вышел модный фильм «V - значит вендетта» (режиссёр Джеймс МакТиг, сосценаристы и сопродюсеры - братья... ну, тогда ещё братья - Энди и Лана Вачовски)... С их лёгкой руки образ Гая Фокса (или, во всяком случае, его традиционная маска) стал символом борьбы против тирании и тоталитаризма. Изображение маски стало популярной в Сети «аватаркой», символизирующей в каждой отдельно взятой стране сопротивление соответствующему режиму. Её же избрали своим логотипом участники хакерской (тоже тираноборческой) группы «Анонимусов».
 
Словом, нежелание вспоминать об очевидных, просто-таки «лобовых» аналогиях в целом понятно. И тут мы подходим к самой сути проблемы.
 
 
Проказа тотального лицемерия
 
Предположим, «манифест» Виноградова был бы не столь откровенно пошлой, «блюмовской» графоманией ущербного человека, но доходчивой декларацией модных политических лозунгов. Совершенно не важно, каких именно. Хоть «пойду убивать в знак протеста против тирании Путина», или, наоборот - «в поддержку законно избранного президента России». Что тогда? Ведь и в своём природном виде щенячья бредятина «русского Брейвика» собрала сколько-то тысяч «лайков». Что было бы (и, может быть, будет) если очередной «брейвик» подойдёт к делу более прагматично?
 
Как шутил Михал Михалыч Жванецкий ещё в дореформенном СССР (цитирую по памяти): «Мы тут всё равно голодаем, так, может, в виде протеста? Подберите нам чего-нибудь попрестижней». И ведь рано или поздно начнут подбирать, в очередь будут выстраиваться. Вроде толпы граждан и гражданок, сгрудившихся вокруг Семёна Подсекальникова - героя «Самоубийцы» Николая Эрдмана - и предлагающих Семёну Семёновичу всевозможные блага за провозглашение именно своих лозунгов в его посмертной записке.
 
Так что за «престижными» предложениями дело не станет, были бы «брейвики». И можно не сомневаться, что в этом случае - вовсе не таком уж гипотетическом - на смену общественному осуждению психованного подонка и убийцы тут же произошёл бы общественный раскол, глубина которого определялась бы не чудовищностью и гнусностью замысла или даже деяния - но, прежде всего, провозглашёнными лозунгами. Наверное, не зря темнит прокурор Мариуш Красон, уклончиво высказываясь об «антигосударственных и антисемитских» взглядах «брейвика» польского. Кто его знает, может, Брунон К. тоже собирался протестовать не вообще «антигосударственно и антисемитски», а во имя своих идеалов. Может, даже и высоких. Может, даже «в принципе» поддерживаемых государством и / или немалой частью сограждан.
И в этом-то проблема. В том тотальном лицемерии, навязываемом политическими и идеологическими элитами современному обществу - отнюдь не только украинскому, российскому или польскому. В лицемерии, превратившемся в затяжное хроническое ханжество (потому что ханжество - это лицемерие, зашедшее настолько далеко, что уже перестаёт сознавать себя таковым).
«Бригады мучеников Аль-Аксы» - военное крыло «Исламского джихада», взявшее на себя ответственность за взрыв тель-авивского автобуса (и чуть ли не вырвавшее право взять эту ответственность в острой конкурентной борьбе) - является преступной террористической организацией. Так же, как и все подобные структуры по всему миру. В том числе и те, которые совершают точно такие же теракты в соседней Сирии и которые за эти «подвиги» (или - неважно! - невзирая на них) провозглашаются «борцами за демократию» столпами цивилизованного мира.
Это неправильно. Потому что идеалы, вывалянные в грязи или, тем более, залитые кровью, должны автоматически признаваться дискредитированными. Вне какой бы то ни было зависимости от того, в какой географической точке это происходит. И от того, соответствуют ли декларируемые идеалы текущей политической или даже геостратегической конъюнктуре.